Политика

Евросоюз очень дорого заплатит за санкционную русофобию

С сегодняшнего утра вновь действует «режим тишины», который должен позволить мирному населению покинуть места проведения военной спецоперации России на Украине.

Во время третьего раунда переговоров по урегулированию кризиса, прошедших накануне, российская делегация еще раз заявила, что, со своей стороны, готова сделать все возможное, чтобы жители Киева, Харькова, Сум, Мариуполя и Чернигова смогли выйти по гуманитарным коридорам.

В ситуации, когда тебе постоянно кричат, что ты «циничный агрессор», значительно проще (и психологически объяснимо) закусить удила, чтобы, как говорится, пуститься во все тяжкие, однако Москва выбирает иную линию поведения — спокойного достижения поставленных целей при минимуме потерь.

Истекшие 72 часа были периодом интенсивной дипломатической активности в Кремле.

В субботу там приняли израильского премьера Беннета.

Сутки спустя Путин провел почти двухчасовые переговоры с Макроном.

Коммюнике, выпущенное по итогам беседы в Москве, отличалось от того, что опубликовал Елисейский дворец. И после того, как нынешний французский президент, только что объявивший о своем намерении баллотироваться на второй срок, заявил, что «не может терпеть моральный и политический цинизм», имея в виду своего воскресного собеседника, стало очевидно, что коллективный Запад надел свое любимое, но уже дырявое «белое пальто» хранителя нравственности.

Времени на штопку прохудившегося верхнего платья сегодня, тем не менее, нет.

Эйфория первых дней, когда санкции против России сыпались из брюссельской коробочки как горох и практически ежечасно, уступила место лихорадочному подсчету последствий для себя любимых.

И вот эти результаты, скажем со всем столь нам свойственным «моральным и политическим цинизмом», выглядят не то что не блестяще, а просто пугающе.

В самое ближайшее время для европейских граждан, едва пришедших в себя после разгула пандемии, цены взметнутся на всё. Литр бензина пробьет двухевровый предел, поскольку нефть марки Brent ежедневно ставит новые рекорды роста.

Следующий на очереди — вполне реальный дефицит металлов, в их числе важнейшие для IT и практически любой другой индустрии сплавы палладия.

Подорожают зерновые, и главный злак — пшеница.

А фермерам может не хватить минеральных удобрений. Это практически гарантированная низкая урожайность сельхозкультур, что, в свою очередь, потянет цены вверх по новой.

Без сумочек от Louis Vuitton прожить точно можно, как и без новомодных треников Adidas (обе компании, как и ряд других, решили уйти с российского рынка, чтобы нас наказать), а вот без хлеба, без масла, без свежих овощей, фруктов, без всего этого изобилия — на грани хвастовства — еды, изобилия, привычного уже много десятилетий, прожить европейский обыватель вряд ли сможет. Даже если его будут убеждать в оба уха, что «для победы идеалов свободы» требуются и такие жертвы тоже.

Но пока обывателям в Европе вместо серьезного разговора о причинах обострения нынешнего российско-украинского кризиса предлагают быть «солидарными и щедрыми», капитанам же французского бизнеса, пришедшим в Елисейский дворец еще в прошлую пятницу, предложили «не торопиться уходить с русского рынка». Речь шла не о тех, кто «торгует помадами и сумочками», а о тех, кто работает, например, в энергетическом секторе.

«Присутствие компании «Тоталь» в России в настоящий момент вызывает вопросы, в том числе этического свойства», — заявил министр экономики Франции Брюно Ле Мэр. Да-да, тот самый, что заявил, что намерен вести против России «тотальную экономическую и финансовую войну», позднее дезавуировав, правда, этот вокабуляр.

Вечером того же дня при встрече с руководителем «Тоталь» выяснилось, что даже не поспешный уход корпорации с рынка российских энергоносителей приведет к дыре в ее бухгалтерской отчетности в размере свыше шести миллиардов евро ежегодно.

И «Тоталь», если пользоваться стареньким рекламным слоганом, — это только начало. Потому что при уходе из России белое пальто крупного французского бизнеса будет напоминать майку-сеточку, где каждое отверстие — потеря одного, двух, трех и так далее миллиардов.

Это ведь только в воображении европейской прессы российские потребители голы, босы и голодны, а в реальности все совсем иначе и русские уже давно считаются хорошими, то есть платежеспособными и щедрыми (немаловажный в таком контексте фактор) покупателями и клиентами.

И русский рынок, демонстративно отказываться от которого внезапно стало хорошим тоном, на самом деле и ёмок, и интересен, и привлекателен, чтобы там сейчас ни говорили политики.

Практически все руководители стран и правительств ЕС сами себя загнали в угол — им требуется каждый день повышать градус проклятий в адрес нашей страны, чтобы оправдать в глазах общества цену, которую придется платить в Европе всем за геополитические игры немногих.

И чем крупнее в этой игре ставки, тем сложнее будет политикам удержать этот градус как бы воодушевления на постоянно высоком уровне неопределенно долгое время.

Непременно наступит усталость, за ней придет желание разобраться, в честь чего все подорожало где на четверть, где на треть, а где вдвое. И что именно, какая именно идея так всем в Европе дорога, что платить нужно немедленно и постоянно.

Западная Европа в течение долгих, очень долгих лет демонстративно отказывалась говорить с Сергеем Лавровым. Сегодня она и желающая в неё кооптироваться путчистская Украина говорят, через посредника или напрямую, с Сергеем Шойгу. Этот разговор уже не располагает к утонченным формулировкам, и в таком диалоге прямые ответы и не менее прямые вопросы ценятся, как все успели заметить, выше.

Сообщается, но без уточнения деталей, что переговоры российской и украинской сторон продолжатся.

А еще сообщается, что Макрон, объявив о том, что хочет переизбраться, заявил, что «военные действия России на Украине продлятся ещё какое то время».

В дискуссиях между Москвой и Киевом в ближайшее время Париж будет «третьим лишним», поскольку французский президент, он же кандидат на переизбрание, очевидно, сделает военную спецоперацию одной из тем своей кампании.

Кризис прибавил Макрону, как свидетельствуют опросы общественного мнения, примерно шесть процентных пунктов (было 24%, стало 30 с небольшим) желающих голосовать за него в первом туре.

Скорее всего, лидерство в симпатиях избирателей нынешний хозяин Елисейского дворца сохранит.

А вот сохранят ли сами голосующие желание и дальше платить по счетам в ситуации, когда их никто не о чем не спрашивает, лишь заставляя расставаться с тяжко заработанными евро, это еще вопрос.

Всем охота быть солидарными и щедрыми — на словах. Когда речь заходит о деле, то ситуация сразу же меняется.

Известно, что у победы всегда много отцов и лишь поражение всегда сирота. Как в ЕС будут объяснять и провал санкций в отношении России, и грядущий ущерб собственной экономике, сегодня предсказать трудно.

Но то, что объяснять это придется, сомнений не вызывает.

И к нынешнему президенту Франции это правило относится больше, чем ко всем остальным.

Елена Караева

Теги

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code

Кнопка «Наверх»
Закрыть
Закрыть