Политика

В Керчи напомнили, кто первым в Крыму сбросил украинское ярмо

Почти ровно три года назад, 28 февраля, в Крыму появились «вежливые люди», которые не дали разгуляться украинским нацистам. Начало «русской весны» в Тавриде принято отсчитывать именно с этой даты, центрами же пророссийских выступлений обычно называют Симферополь с Севастополем.

Однако с такой трактовкой вопроса согласны далеко не все крымчане. Существует мнение, что начало возвращения «непотопляемого авианосца» в родную российскую гавань надо отмечать сегодня — 23 февраля, когда случилось «керченское восстание».

«На Украине в те дни сторонники майдана начали во всех городах сносить памятники Ленину, устроили ленинопад. Там, где им это удавалось, они неплохо так морально подавили людей, настроенных против этого. Мне пришла в голову мысль, что если мы сейчас поднимемся на городской совет в Керчи и водрузим на нем триколор, то может произойти эффект домино, и нашему примеру последуют другие города Крыма и юго-востока бывшей Украины», — рассказывает о событиях трехлетней давности организатор «керченского восстания», действующий председатель русской общины Керчи Константин Ерманов.

За день до этого, 22 февраля, сторонники русского Крыма под руководством Ерманова разогнали митинг сторонников партии Кличко «Удар», которые были причастны к государственному перевороту в Киеве.

Сутки спустя сообщения из Керчи уже больше напоминали боевую сводку.

https://www.youtube.com/watch?v=iNizZS3Mrck

«23 февраля примерно в полдень нами был организован масштабный митинг в Керчи, на который по нашим данным собралось несколько тысяч человек. Вышли на трибуну и пришли к тому, что можно говорить о том, что майдан — это плохо, о тарифах на жкх и воду, но пора действовать. Я посчитал, что в те дни у нас был шанс выйти из состава Украины. Никто тогда не знал, что войдут вежливые люди и нам помогут, поэтому мы готовили такой же переворот, который был в Киеве, только у них он был антироссийский, а у нас — пророссийский», — вспоминает Константин Ерманов.

Константин Ерманов«В мои планы входил выход Крыма из состава Украины, об это я еще заявил в январе, за месяц до 23 февраля», — говорит Ерманов. — Когда я понял, что у нас очень много сторонников, и вся Керчь, весь Керченский полуостров тогда поднялся, я понял, что есть необходимость действовать. С трибуны предложил керчанам водрузить флаг на горсовет и поставить вопрос о выходе Крыма из состава Украины».

«Сотрудники полиции и мэр Керчи пытались противостоять. Но нас было несколько тысяч на тот момент, когда мы подошли к администрации. Довели, то что задумали, до логического конца. Был снят оккупационный флаг, который висел 23 года, и водружен наш триколор», — говорит он.

После водружения на горсовет российского флага Ерманов выступил с ультиматумом в адрес местных властей: «Мы дали 24 часа всем государственным учреждениям Керчи, паромной переправе, всем зданиям, на который есть украинский флаг: в течение 24 часов они были обязаны их снять, что и произошло. Вежливые люди вошли в Крым 28 числа, к 25 в Керчи уже практически не оставалось украинских флагов».

Не стоит думать, что «керченское восстание» вылилось лишь в митинги на улицах да срывание украинских флагов. Ситуация на полуострове в те дни была накалена, что будет завтра никто из крымчан не знал, и участники выступлений в Керчи готовились защищать себя с оружием в руках.

«Мы тогда начали организовывать блок-посты и дружины. Часть наших бойцов поехали на Рыбацкую стрелку — там дорога на Украину. Когда мы туда приехали, их было человек пять, и у них было два или три карабина на всех. Если бы тогда пошли войска украинские, этим парням бы не поздоровилось. Чем смогли, мы им помогли. Дали им бойцов, чтобы усилить блокпост, и вернулись в Керчь. Эти 5 дней до ввода вежливых людей — это был ад. Мы прекрасно понимали, что в Киеве наши враги уже мобилизуются и, возможно, скоро на нас пойдут. Однако, мы понимали и то, что, чем ярче горит майдан, тем больше у нас шансов выйти из состава Украины», — рассказывает Константин.

«Тогда на Керченском полуострове была расположена часть украинских морпехов, ПВО, пограничники. Никто из них не перешел под командование Турчинова, и с 23 по 28 ко мне на стол было принесено порядка 50 рапортов, где военные писали, что они не подчиняются этому госпереровоту и переходят на сторону народа Крыма. Когда вошли вежливые люди, мы поняли, что спасены».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code

Кнопка «Наверх»
Закрыть
Закрыть