Политика

Украина. Биороботы уже здесь

В связи с обострившимися протестами в России (и не только) многие задаются вопросом, откуда берется бесстыже революционирующая прямо на полицейских массовка? Попробуем разобраться. На примере Украины, где данная болезнь уже не операбельна, это будет сделать проще. Только, чур, никаких «печенек»!

Сразу перечислим и отметем хрестоматийные причины. А это, во-первых, агрессивная пропаганда со стороны государства – узаконенный нацизм.

Во-вторых, полное уничтожение производственного образования и практики, где молодое бычье, которое «стойко держится на задних лапах» по доктору Борменталю, могло не просто выпускать пар, но и приносить пользу, сколачивая табуретки. Когда же, с обретением «самостийности», низменная энергия сирков, дурков и пацюков перестала гаситься с помощью труда и брома, а, напротив, подпиталась в лагерях пластунов, на «христианских проповедях» Корчинского и в прочих «тренировочных армиях» УНА-УНСО, все и полетело в тартарары.

В-третьих, предводители народных восстаний – люди-спонсоры и люди на зарплате, и тут тоже все понятно.

Но толпа? Кто составляет ее, собирающую катапульты из мусора, вооруженную кастрюлями, и сметающую впоследствии все – от брусчатки на Грушевского до экономики и будущего?

То есть в этом «разборе полетов» не будет никаких лидеров, сотников и даже десятников, которым в качестве гонорара и закладки с наркотой хватит – будут те, кто революционирует ради искусства.

Предыстория. В 90-е я работала корреспондентом в подневольной муниципальной газете. Вдруг «сверху» пришла разнарядка давать больше социалки, чтобы голодные читатели на «вести с полей» не озлоблялись.

Конечно же, мастодонты от пера, привыкшие ваять нетленки исключительно после пресс-конференций с красной икрой, сказали «фу, кака», а мне эта тема понравилась. Поэтому и делегировали меня каждый день то в рейд с ментами по отлову проституток, то в хоспис (правда, тогда еще не было такого слова), где умирали от СПИДа, по интернатам с борделями в подвалах, в центры реабилитации наркоманов, бомжатники.

Картина наблюдалась страшная – отпрыски «поколения дворников и сторожей» гибли в нечеловеческих условиях, потому что или не могли смириться с новой капиталистической реальностью, или же реальность отвергала их.

Единственное, на что способно было государство, это пересчитать жертв независимости – и то, уже в морге. А что еще – лекарств, позволяющих жить с ВИЧ, еще не было, выводить в люди детдомовцев не имело резона, ведь тогда чиновники не смогли бы наживаться на продаже их квартир, запрещать или легализовывать проституцию – какое там, это ж ментовский бизнес. Спасать бомжей? Вообще глупость, ведь государство само выкинуло их на улицу. А денег под завязку хватало только на позолоту тризубов – классика!

Однако спасители быстро нашлись. Массово стали открываться частные приюты, внедряться программы по реабилитации наркоманов, возникали организации, помогающие бездомным – это было золотое для них время. Конечно, каждый раз твердолобые бюрократы ставили палки в колеса, закрывали ночлежки, требовали лицензии, сливали в СМИ информацию о содоме в новоявленных богадельнях. Но было уже неважно – общество давно реагировало на них как на «отвянь, плесень, сами-то что сделали?».

И только брюзги замечали: а денежки-то у спасителей американские, соросовские, а приюты и частные детдома не что иное как секты, а наркош-то вытягивают, заменяя одну зависимость на другую…

К чему бы это?.. Но факт остается фактом – именно на те самые «американские деньги» масса людей была возвращена к жизни. Тогда, в 90-е, даже не верилось, как они выплыли после стольких травм, болезней, с таким стажем употребления, сроками в тюрьме, нищете, как стали заводить здоровых детей с диагнозом ВИЧ?..

Признаюсь, я тихо радовалась, когда встречала «бывшего зека и нарика» уже с двумя детьми и красавицей женой. И не просто, а уже ставшего председателем какого-нибудь благотворительного фонда. Я знала нескольких женщин, которых в реабилитационных центрах за глаза называли «не жильцами», а потом они вылечились, выучились на психологов и стали вытаскивать со дна уже новое «потерянное» поколение – и эта цепочка имеет продолжение.

Как-то я столкнулась со старым героем моих публикаций – в 90-е он уже мысленно похоронил себя, так как с диагнозом ВИЧ, туберкулез и гепатит не живут. А тут и здоровьем пышет, и про беременную супругу рассказывает, и по-пелевенски «ролексом» об стол грюкает.

Я ему: «Ты же архитектор по образованию. Где-то в Одессе работаешь?». Он: «Нет, я давно в Киеве, у меня организация по борьбе со СПИДом. Теперь я только со своими могу».

Странно, конечно, что «теперь только со своими», подумала я, но, черт же побери, здорово! На самом деле, я могла бы привести еще десятки подобных историй. Однако прошло еще какое-то время, и вся эта тусовка нарисовалась как на майдане 2004-го, так и на страшном, последнем, подписавшем стране смертный приговор.

И брюзжания обывателей «на американские деньги» перестали уже казаться паранойей и бреднями «недобитых совков». Потому что эти самые братства, когда одним шприцем ширялись и на одной трассе стояли – их уже не перебить. Потому что приемный родитель, какой-нибудь проповедник-харизмат из Нигерии, лучше медленной смерти в сиротском интернате, когда по ночам тебя продают богатым дяденькам, а днем, чтобы молчала, закалывают галоперидолом в психушке. Потому что каждому бывшему бездомному, ныне разъезжающему с мотивирующими семинарами, ежесекундно напоминают о его прошлом отмороженные пальцы на ногах. И религиозная подоплека важна – зависимость ведь не лечится, а сублимируется в обожествление спасителя. И десятины меряются не только деньгами – они и жизнь за свое (не наше) благополучие отдадут, и революцию сделают, и страну разрушат.

Хотя сама по себе убогая, но агрессивная украинская национальная идея – всего лишь ширма для данного контингента, просто других нет. Другие – не «совок», и не дружба с Россией, а просто напоминание им о дне дна.

Вы лишь читали и смотрели об универсальных солдатах и биороботах? Зачем, вот они! Взрастившие, в свою очередь, уже третий или четвертый выводок себе подобных. Только уже на мове.

Всему, что после Кучмы, стало удобно работать с таким материалом.

Но я вижу надлом и окончательное разделение на «до и после» именно там – в бесхозных 90-х.

Только это еще не точка. Когда картинка лишь внешне перестала походить на тлен 90-х – слабые вымерли, а сильных вытащили, сектантство распространилось и дальше. Спасению и вовлечению в братства подвергаются уже и жертвы семейного насилия, придуманные представители ЛГБТ, родители детей-инвалидов, прозападники от культуры, бухающий андеграунд…

На самом деле, кто угодно, кого можно сбить в стаю. Люди могут быть объединены общей бедой, зависимостью, болезнью, шизой или безобидным увлечением.

Да я вам простой пример приведу, и только не говорите, что с подобным не сталкивались. Как-то я увидела по телевизору знакомую из прошлого – она с товарками с гордостью повествовала, как связала в своем хенд мейд сообществе сотню варежек и передала побратимам в АТО. И, блин, думаю, нормальная ж была баба! Да вообще – с Донбасса! Все время что-то вязала, шила, с бисером ковырялась… А тут тоже классическая схема. Сначала, лишь бы дите не вешалось, оно начинает увлекаться поделками или, что сейчас модно, зачем-то варить мыло (вообразите любой вариант). Потом находит в Интернете таких же. Далее добрые души решают организовать благотворительную ярмарку в помощь сиротам, даунам, животным (кому угодно). Благое же дело, правда? Не докопаешься. Их усердие и уже сформированную стаю замечает какой-нибудь влиятельный богатый фонд. Промывка мозга происходит мгновенно, особенно после подаренного помещения или пиара в СМИ, и куча дур, Вятровича от Януковича не отличавших, ни слова по-украински не зная, принимается отчаянно спасать убийц на фронте с широкой информационной поддержкой.

Вы и сейчас можете проверить по своим соцсетям – у всех таких дур или «Дякую» будет на аватарке, или Зеленский – их они тоже не различают, зато в вопросах «Россия – агрессор» и «Не дадим шанса кремлевским реваншистам» разбираются хорошо.

Такие хозяюшки – как коктейль Молотова приготовить знают. Мастерицы – Грушевского по кирпичику разберут. Рукодельницы – бойцов АТО обиходят.

Да, я видела этот подвид на Майдане – безумные глаза, баррикады, горящие шины. Отсюда отчасти (из такой схемы) и берет свои корни т. н. волонтерство – на первых порах всего лишь раздача презервативов трассовым проституткам или умильная реставрация плюшевых мишек (кто из какой среды) – потом неуправляемая толпа. Массовка для репортажей, первые, кто откликается на призывы собраться с зонтиками и хорошим настроением там-то и там-то, «нэдолугый» электорат, сочинители слезных постов с «Дякую», шибзики, сметающие стадом «Беркут», разрушители и погромщики, профессиональные активисты.

Ведь одной «славыукраине» бесконечно мало. Чтобы сжечь Дом профсоюзов вместе с людьми достаточно колонны нациков с гарантией, что им ничего не будет, а чтобы постоянно подтачивать ситуацию изнутри и искушать колеблющихся умозаключениями «быдло, вы просто не знаете, как в Европе» – вот именно такие нужны, «мимимишные» сектанты.

Сектантством пропитаны массы организаций, в которых никто чувствуют себя кем-то. Кончится война, кончатся и они. Поэтому она еще нескоро кончится. Хотя про «главное – мир» они любят говорить, но не питайте иллюзий – это от скудности интеллекта, потому что не мыслят и других фраз просто не знают.

Повторюсь, Украине такое положение вещей удобно – она и держится исключительно на зомбированном революционном планктоне.

Но это не эксклюзив – так бывает всегда, когда граждане не нужны своей стране. Отмахиваясь от них, как от назойливых мух, не стоит забывать, что «рука помощи» всегда рядом. Сразу не укусишь ее – глядь, а страны-то уже нет. Остатки сданы в аренду и перепись проводить страшно – как бы потери последних пяти лет не сравнились с потерями в Великой Отечественной войне и потерями времен выдуманного писателем-фантастом Ющенко голодомора. Страшно.

Татьяна Геращенко,
журналист, Одесса

Добавить комментарий

Кнопка «Наверх»
Закрыть
Закрыть