Общество

Я женщина, а значит – я актриса: леди Ю «боится радиации»

Отбывающая наказание по ст. 365 УК Украины (превышение власти и служебных полномочий) Ю.В. Тимошенко нашла новый способ обратить на себя внимание общественности. Казалось бы, фантазия пиар-службы высокопоставленной заключенной должна истощиться за время процесса – но нет. Теперь Юлия Тимошенко якобы обнаружила у себя в камере радиацию.

Радиация во спасение

Адвокат Юлии Тимошенко Александр Плахотнюк заявил, что во время обыска тюремщики изъяли у экс-премьера два дозиметра, которыми та проверяла еду на радиацию в палате 5-ой харьковской больницы, сообщает газета «Сегодня».

«Я уверена, что этот обыск проводился с единственной целью — изъять у меня 2 дозиметра: один основной, второй — контрольный, которые давали мне возможность независимо от органов власти контролировать в постоянном режиме уровень радиации в помещениях, где я нахожусь», — сказано в заявлении Тимошенко на имя начальника Качановской колонии Ивана Первушкина.

Экс-премьер отмечает, что за период контроля дозиметры 4 раза показывали данные, которые существенно превосходят норму. Тимошенко заявляет, что в ближайшее время планировала передать дозиметры своим защитникам для обнародования информации. Она также подчеркивает, что администрация колонии знала о наличии у нее дозиметров.

Заявление о радиации в больнице №5 в Харькове является абсурдным – это уже мнение главного врача больницы Михаила Афанасьева.

«Я даже не знаю, как я должен это комментировать. Большего абсурда, чем превышенная норма радиации в палате и больнице, где пребывают пациенты, где постоянно работают медицинские сотрудники, я в своей жизни еще не слышал», — заявил он.

По его словам, в ЦКБ проводятся систематические проверки и замеры радиационного уровня. И как вспоминает Афанасьев, не было ни одного случая, когда бы радиация вышла из нормы. Он намерен вызвать специалистов из МЧС и СЭС для проверки, подозревая, что это не более чем очередная провокация бывшего премьера.

«За то время, пока у нас на реабилитации находится пациентка Тимошенко, больница не единожды была втянута в разные политические провокации, следовательно, это лишь очередная попытка устроить политический спектакль», — подчеркнул он.

Толику здравого смысла в ситуацию вносит и бывшая сокамерница Тимошенко Юлия Абаллова, вспоминающая о непростых политических болезнях экс-премьера:

«Постоянные передачи в нереальном количестве были. С различными заморскими, эксклюзивными фруктами и овощами — большинство людей такого на свободе не видят… Сама я находилась при ней в качестве прислуги. Убирала, готовила, делала ванну. Сейчас же у меня появилось больше свободного времени для себя», — говорит сокамерница Тимошенко.

«Со стороны это выглядело, как игра: она постоянно жаловалась всем входящим в камеру на боли в спине. Хотя могла по нескольку часов подряд сидеть в кухне, читать или писать что-либо, — рассказала Абаллова. — Три-четыре раза в неделю приезжали делегации, приходили защитники. Перед их визитом она, как любая женщина, прихорашивалась, наряжалась, надевала каблуки».

Об артистических талантах Юлии Тимошенко рассказывает и известный украинский политолог и бывший функционер «Батькивщины» Дмитрий Выдрин:

«Я с ней работал, и многие вещи происходили при моем молчаливом присутствии. Она круто виновата – перед законом и перед историей. Но я боюсь, что ее заключение является не наказанием, а скорее восстановлением и тиражированием ее почти угасших возможностей, — сказал он, — Она великая актриса, каковой нужна большая сцена. В сегодняшних политических реалиях такой сценой может быть либо парламентская трибуна, либо тюремная камера».

Роль «узника совести» как защита от закона

Тем временем, отдельные европейские политики, зачастую, напрямую связанные с украинской «Батькивщиной» кричат, что выборы в Верховную Раду будут непрозрачными, если в них не будет участвовать Юлия Тимошенко. Могут ли официальные лица Украины ставить вопрос перед странами-участницами Евросоюза о том, что не признают результаты выборов в них, если для участия не будут допущены лица, отбывающие уголовное наказание? Ответ очевиден, как и факт того, что наши «стратегические партнеры» применяют к Украине принципы двойных стандартов.

В действительности же термин «политические преследования» едва ли применим к Юлии Тимошенко: в Украине не действуют законы, ограничивающие политические свободы. Статья, по которой сидит заключенная Тимошенко, самая обыкновенная уголовная – такая же, по которой за последние два года были арестованы множество бывших чиновников самой разной «политической окраски». Несмотря на то, что дело пытаются политизировать всеми доступными, и даже абсурдными (как, в частности, дело с радиацией) способами, факт остается фактом: если бы у Тимошенко, Луценко и ряда других чиновников не было шлейфа вполне реальных проступков с «уголовным душком», их бы не нашлось, за что посадить. С другой стороны, если принадлежность к политической оппозиции у нас станет «индульгенцией», то все зеки немедленно станут оппозиционерами. Это уже понял убийца из Казани Игорь Данилевский, написавший кровью своих жертв «Свободу Пусси райт»: теперь он может рассчитывать на снисхождение, как минимум, Европы и США.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code

Кнопка «Наверх»
Закрыть
Закрыть