Антинарод - пятая колонна разрушения России

    0 528
    Уничтожить можно любое государство - даже самая мощная в военном плане и стабильная экономически держава может быть подорвана изнутри. Для этого достаточно морально и физически вооружить пятую колонну - агентов влияния.

    «Гнилое» меньшинство


    Подпишитесь на новости «Досье – Киев» в Telegram, Одноклассниках, Вконтакте или Twitter

    Пятая колонна, работающая во взаимодействии с внешним врагом, может нанести значительный, но не катастрофический ущерб. Её опасность вообще часто преувеличивается, в результате чего из поля зрения выпадает главный разрушительный механизм, к созданию которого и руководству которым пятая колонна и внешний враг всегда причастны, но который сам по себе пятой колонной не является. Этот механизм представляет из себя народ (от 30% и выше, в идеальных случаях доходит до 90%), который считает себя ущемлённым или просто недовольным сложившейся ситуацией. Даже если вокруг всё хорошо, эти люди считают, что может быть ещё лучше, но власти умышленно прячут пряники.


    Цветные перевороты в Сербии, Грузии и на Украине свидетельствуют, что для запуска процесса разрушения национальной государственности достаточно относительного меньшинства населения. Главное - это меньшинство должно быть активным и объединено какой-то идеей. Впрочем, если получается объединить идеей саморазрушения большинство (как при распаде СССР) - это только облегчает достижение цели.

    Антинарод - пятая колонна разрушения России

    Основная задача как спецслужб внешнего врага, так и собственной пятой колонны заключается как раз в том, чтобы создать эту, объединённую разрушительной идеей критическую массу, снабдить её невыполнимыми требованиями и пустить в нужном направлении - против власти. Слабость российской пятой колонны как раз в том и заключается, что она никак не может выйти на массовость. Она является антинародом, в то время как для достижения успеха ей надо стать если уж не всем народом, то значительной частью народа. Противостояние (в том числе силовое) пятой колонне - одна из важнейших задач власти, противостояние части народа - гражданская война, которая, даже будучи победной для власти, резко снижает потенциал государства, дестабилизирует его внутриполитически и ослабляет его позиции на международной арене.

    «Где ж лучше? - Где нас нет»


    Российская пятая колонна и её западные хозяева поначалу попытались создать массовое движение протеста на основе либеральной идеи. Народ, мол, хочет присоединиться к цивилизованному Западу, а Кремль его не пускает. В Грузии и на Украине такой вариант прошёл, желание «жить как в Германии, а работать как в Албании» возобладало в местном населении, евроинтеграция и вступление в НАТО стали чем-то вроде пути к коммунизму: сейчас трудно, но за углом «светлое будущее». Идея интеграции в западные структуры была объявлена единственно верной, а всё, что ей противоречит запрещено законом.

    В России с либеральной идеей не сложилось. После лихих 90-х народ никак не желал возвращаться на «магистральную дорогу к прогрессу», предпочитая прагматичные решения в интересах России западным рекомендациям, от которых лучше становилось только Западу.

    Вторая попытка пятой колонны перевести Россию на западные рельсы опиралась, как и подобает, на левую идею.

    Вторая попытка пятой колонны опиралась на левую идею. В любом обществе есть социальное расслоение. В любом обществе низы недовольны своим положением и желали бы поменяться местами с верхами. Пропаганда классовой ненависти имеет богатую историю успеха. Возможно, что получилось бы и в нынешней России, народ которой в принципе склонен к рефлексии по поводу социальной справедливости. Но в стремлении к недостижимому абсолюту и против левых разрушителей играют три момента:

    1. Отсутствует необходимое для развития левой революционности отчуждение народа от власти, а власти от народа. Серьёзнейший стабилизатор системы - 70-80%, которые Путин набирает на любых выборах.

    2. Отсутствует партия-авангард. Левые слишком амбициозны и разрознены. Они с удовольствием уничтожают друг друга. Они с не меньшим удовольствием встраиваются в систему действующей власти, выступая не как «оппозиция его величеству», а как «оппозиция его величества». В результате десятки левых гуру создают десятки (если не сотни) маргинальных группок, адепты которых истово преданы своему лидеру и истово ненавидят представителей других левых сект.

    3. Современные левые слишком демонстративно и радостно объединяются против власти с ненавидимыми народом либералами. Если Ленин стремился размежеваться даже со своим другом Мартовым, чтобы тем вернее объединиться с единомышленниками, то нынешние левые готовы вступить в союз с кем угодно, лишь бы против власти. Народ резонно не доверяет такой политической неразборчивости.

    Запад не отбросил ни либеральную, ни левую идеи, как потенциальные точки сбора антиправительственных сил.

    Просто, поскольку в конкретных российских условиях они в данный момент не работают, поиск был продолжен. На третьем этапе, продолжающемся поныне, в качестве идеи, объединяющей массы на антиправительственной основе Запад попытался использовать национализм.

    На третьем этапе Запад попытался использовать исключительно в своих целях рельсы национализма.

    Трёхконтурный национализм


    Кому, как не живущим в многонациональном государстве американцам, знать сколь опасен национализм для подобной державы? Кому как не европейцам, в последние годы непосредственно столкнувшимся с национализмом малых наций, разрушающим европейские государства, а с ними и Евросоюз, понимать сколь большой разрушительный потенциал кроется в идеях национальной исключительности? В конце концов, идея «Европы наций», якобы идущей на смену «Европе государств», была в своё время (в 90-е годы) успешно «продана» американцами европейским элитам, после чего, приступивший к её реализации Евросоюз быстро выбыл из числа глобальных конкурентов США. Динамичное развитие экономики и создание зоны евро (с претензией на запуск второй мировой резервной валюты) оказались бессильны перед внутренней дестабилизацией европейских государств и ЕС в целом националистическими движениями.

    Не случайно США и в борьбе с Китаем делают ставку на уйгурский национализм, тибетский национализм, тайваньский национализм, даже гонконгский национализм. Всё, что не ассоциирует себя с Пекином, заявляет о своей самости, отдельности, «праве на собственную государственность» активно поддерживается США, ибо служит цели разрушения Китая как геополитического конкурента Америки. Если национализм малых народов пока и не в силах разрушить Китай, то он его по крайней мере ослабляет, отвлекая ресурсы на внутриполитическое противостояние, создавая идеологическую альтернативу коммунистическому режиму.

    Трёхконтурный национализм.

    Трёхконтурный национализм


    Против России используется трёхконтурный национализм:

    Во-первых, это русофобский национализм, подпитываемый США и их союзниками в ближнем зарубежье - бывших республиках СССР. Задача этого контура - максимально затормозить, а по возможности и остановить постсоветскую интеграцию, не дать России использовать для развития кумулятивный эффект от восстановления (хотя бы частичного) советских технологических цепочек, заставить тратить ресурсы на создание дублирующих производств, а также на военно-политическое противостояние с соседями.

    Во-вторых, это национализм народов, составляющих Российскую Федерацию, включая русский национализм. Народам России, как в своё время народам СССР, внушается, что они друг друга «кормят», что их права на национальное развитие ущемляются, что по-отдельности, каждому в своём государстве, им было бы лучше. Ставка делается на национальные политические и культурные элиты, которые получают от самостоятельности конкретный профит, в виде избавления от контроля центра, а также (в случае с представителями культуры) от конкуренции более успешных коллег. Цель - развал России по границам автономий, как СССР распался по границам республик.

    В-третьих, это внутрирусский национализм. Особое состояние, особенно ярко проявляющееся на данном этапе исторического развития у русского народа. Оно предполагает возможность выделения новых «наций» из общерусского массива. Если получилось выделить украинцев и белорусов, а на Украине и вовсе создать русофобское государство части русского народа, то почему нельзя создать нации «поморов», «сибиряков», «казаков», «уральцев». Тем более, что в 90-е годы разной степени успешности попытки в этом направлении предпринимались. Задача третьего контура, окончательно раздробить русский народ, чтобы сделать невозможным восстановление России.

    Национализм является универсалистской антитезой российскому государственному универсализму.

    Национализм является универсалистской антитезой российскому государственному универсализму. Сегодняшнее российское руководство продолжает византийскую и российскую имперскую традиции, в рамках которых верховная власть рассматривалась как гарант межклассового, межсословного, межнационального компромисса. Её обязанностью является обеспечение баланса интересов различных социальных, национальных и общественных групп, а также их равенства перед законом.

    Национализм предлагает взамен идею власти, направленной на обеспечение интересов отдельной группы за счёт других. Собственно, на аналогичной базе стоит и левая, и либеральная идеи. Национализму проще формировать свою группу поддержки. Нельзя просто взять и «почувствовать» себя капиталистом или крестьянином (надо действительно заниматься соответствующим делом). А «почувствовать» себя украинцем или помором можно на раз-два.
    Ростислав Ищенко


    Похожие новости

    Комментарии

    Социальные комментарии Cackle
Translate | Traducir | 翻訳します
Новости
Календарь
«    Август 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 

Помощь проекту на Bitcoin Address: [[address]]

Помощь на [[value]] BTC отправлена. Спасибо!
[[error]]