Политика

Порошенко установил для СБУ план по репрессиям своих политических оппонентов

Одесский журналист Елена Глищинская займется правозащитной деятельностью и будет вызволять из украинских тюрем таких же политзаключенных, какой была она сама. Два дня назад украинских граждан Глищинскую и Диденко доставили в Россию — в обмен на двух украинцев, осужденных российским судом и помилованных президентом. Сейчас Елена с сыном в Филатовской больнице.

«Это самое главное, что я получила вместе со свободой. Самое главное — это то, что я могу с малышом быть все время», — говорит она. Вместе с полуторамесячным Никитой Елена Глищинская — в филатовской детской больнице. У малыша тяжелое заболевание сердца, и, как уже выяснилось здесь, остеомиелит бедра. Поэтому крохотная ножка пока все время подвешена.

«Это гнойный процесс в кости, — говорит Василий Шумихин, заведующий отделением хирургии новорожденных детской городской клинической больницы номер 13 имени Н.Ф. Филатова. — Процесс распространяется по крови, поэтому антибактериальная терапия здесь необходима».

Ребенок родился, когда Елена Глищинская уже была под следствием — в одесском СИЗО. Беременность в заключении проходила сложно. Но для украинского правосудия это был не аргумент, чтобы выпустить ее даже под домашний арест. Сегодня Елена впервые подробно рассказывает, что ей пришлось пережить.

Больше года — в украинских застенках. Когда в душной камере обвиняемые в убийствах, а СБУ выбивает признания в сепаратизме. «СБУ говорило, что у них план по таким категориям, и должен быть обвинительный приговор,- рассказывает Елена. — То есть, я должна признаться и написать на кого-то показания. Я отказалась, поэтому от 10 до пятнадцати лет грозили — измена Родине».

Только за то, что одесская журналистка и активистка общественного движения «Народная рада Бессарабии» выступала в защиту национальных меньшинств. Но Елену обвинили в том, что она является чуть ли не российским агентом, готовит восстание и отделение от Украины Одесской области. И таких политических заключенных по словам Елены — только в одесском СИЗО — около сотни.

«Да, этих людей много», — говорит она. На вопрос, почему они молчат, Глищинская отвечает: «Ну кому хочется провести за решеткой месяц, два, три, год… Неважно сколько. Вы видите, что под пресс попадают не только с альтернативной позицией, но и патриоты, которые осмеливаются критиковать власть за какие-то экономические, политические недочеты».

Освобождение и передача в Россию вместе с еще одним одесским журналистом — Виталием Диденко — в обмен на осужденных здесь за терроризм и шпионаж украинцев, для нее были неожиданностью. «Произошло чудо, и я благодарна Российской Федерации, что вот так вот вмешались в мою ситуацию и произвели обмен», — говорит Елена.

Узнали обо всем лишь за несколько часов до того, как за ними прилетел российский самолет. Результат сложных политических переговоров. «Я думаю, что необходимо и с заграницей, с Европой, может быть, с Россией, создавать какие-то правозащитные механизмы, которые могли бы доносить информацию о том, что происходит в Украине. И если я кому-нибудь, даже одному человеку, помогу, это будет хорошо и нужно», — отмечает Глищинская.

Впрочем, все это — после того, как московские врачи выпишут Елену и ее сына. И хотя дома, в Одессе, еще остаются муж и две старшие дочери, главное — здесь она вместе с Никитой.

Теги

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code

Кнопка «Наверх»
Закрыть
Закрыть