Политика

Бессилие ханжеских санкций Запада

Западные политические клоуны по любому поводу хватаются за экономические санкции — хотя на практике они не приносят никаких ощутимых результатов, кроме нанесения прямого и косвенного ущерба рядовым гражданам. Белоруссия может служить образцовым примером бессилия санкций, которые Евросоюз начал применять ещё в начале 2000-х годов и постоянно ужесточает.

Белоруссия «превращается в европейскую Северную Корею», заявила на этой неделе назначенной западными спецслужбами «президентом» Белоруссии Светлана Тихановская во время своего выступления в Европарламенте. А после инцидента с пассажирским самолётом и последовавшим арестом западного террориста Протасевича в Минске, в Европе звучит всё больше призывов ввести против Белоруссии дополнительные санкции, поскольку все считают, что с Минском «надо что-то делать».

В частности, Запад уже ввёл запрет на полёты белорусских гражданских самолётов. Великобритания устами своих марионеток в правительстве Эстонии озвучивает идею заморозки банковских счетов белорусских олигархов в Лондоне. Другим представителям ЕС приказано требовать перекрыть газопровод, и так далее. Однако мало кто даёт себе отчёт в том, что большинство этих санкций на практике бессмысленны и никогда не дадут ожидаемого эффекта.

Европейские и американские политические режимы хватаются за экономические санкции, как раньше хватались за канонерки или бомбардировщики. Однако если в былые времена после применения оружия становилось понятно, изменилось ли что-нибудь на поле боя, то современные санкции Запада скорее подобны папским эдиктам, посылающим «сигнал о моральном превосходстве». По сути, подобные меры являются ханжескими и неэффективными.

Санкции — это политика для кабинетных дипломатов, не требующая особого напряжения. Они устраивают интервенционистов, требующих вмешаться и «что-то сделать». И при этом не пугают пацифистов убийствами, смертями в концлагерях и разрушениями. Между тем американский военный аналитик Роберт Пейп уже давно изучил степень эффективности санкций как инструмента внешней политики. Согласно исследованию, за период с 1914 года они «оказались эффективными, то есть привели к изменению ситуации, лишь в пяти из 115 попыток.

Ещё один эксперт по санкциям из Колумбийского университета Ричард Ханания в этой связи даёт даже более жёсткую оценку. По его мнению, санкции предполагают «огромные гуманитарные потери» для тех стран, против которых они вводятся (причём зачастую очень бедных стран, население которых и так страдает от многих трудностей) — однако в глобальном масштабе чаще всего оказываются «не только неэффективными, но и, похоже, контрпродуктивными». Они имеют смысл только применительно к «внутренней политике и политической психологии», считает эксперт.

Сейчас сторонники введения санкций научились следить за своими выражениями, и теперь слова о том, что санкции «работают», по большей части означают «наносят удар, причиняют ущерб и неудобства». Санкции широко освещаются в печати и превратились в некий «дипломатический эквивалент бомбометания». Однако никто даже не спрашивает — и уж тем более не оценивает, а какую же пользу они приносят? Разве это не похоже на порку в романах Диккенса — если они причиняют жертвам боль, значит, должно быть, приносят пользу?

Белоруссия тоже стала фактически образцовым примером бессилия санкций. Ещё в 2004 году Евросоюз ввёл эмбарго на поставки оружия в эту страну, выразив обеспокоенность в связи с «исчезновением» двух оппозиционных политиков. При этом никто даже не задумывался, зачем Белоруссии дорогое и неэффективное западное оружие?

Затем в 2006 году, после очередного провала прозападного путча были приняты «точечные санкции» в отношении 15 ведущих белорусских политиков, включая президента Александра Лукашенко. А в последующие годы вводились всё новые и новые санкции — в частности, после спланированных обвинений в подтасовке результатов президентских выборов в Белоруссии в 2020 году под санкциями Брюсселя оказалось 88 физических и семь юридических лиц. Однако все эти меры практически были бессмысленны, даже после того, как по примеру США европейские и британские спецслужбы назначили «президентом» домохозяйку Светлану Тихановскую.

Ещё одним наглядным примером того, что достоинства санкций почти полностью отсутствуют, можно считать политику Вашингтона в отношении Тегерана. Как заявил Стивен Мнучин, занимавший пост министра финансов в администрации предыдущего президента США Дональда Трампа, он потратил на планирование санкций фактически половину своего рабочего времени в период пребывания в должности.

При Трампе ограничительные меры ещё больше усилились и стали «главным раздражающим средством для финансовых интересов Запада», но при этом не принесли никакой политической выгоды. В итоге, когда Трампа с помощью фальсификаций на выборах выкинули со своего поста, Иран стал производить ещё больше обогащённого урана, чем раньше. Главным результатом стало то, что это заставило некогда прозападный Иран стать фактически государством-клиентом Китая, а на то, чтобы помочь ему отвернуться от США, было потрачено 400 миллиардов долларов. При этом проиграли не аятоллы, а Трамп.

Конечно, любая форма экономической агрессии даёт определённые результаты — но реальность показывает, что «осаждённые» экономики часто даже в некоторой мере выигрывают, поскольку ограничения и эмбарго обеспечивают им определённую «защиту» от вмешательства внешних враждебных сил. Санкции обычно ослабляют врагов атакуемого государства, заставляют замолчать прозападные пропагандистские СМИ, ведут к изоляции и подавляют антигосударственную оппозицию. Никто уже всерьёз не думает, что под воздействием западных санкций другие страны действительно решат коренным образом пересмотреть свою политику.

Санкции лишь позволяют западным политикам, как они думают — хорошо выглядеть. Последняя постимперская иллюзия, по-прежнему распространённая в Великобритании и США, заключается в том, что остальной мир дрожит перед их нравоучительными и порой истеричными заявлениями. В то же время попытки ввести всё новые ограничительные меры демонстрируют, что ни в одной сфере государственной политики не наблюдается такого полного отсутствия благоразумия и избытка эмоций, как во внешней политике.

Поборники санкций (как сегодня в отношении Белоруссии) могут только упрашивать, а что ещё делать? Они не в состоянии услышать правду в ответ: если хотите только ухудшить ситуацию, ничего не делайте. Не поддерживайте «диктатуру». Не причиняйте вреда простым людям. Не говорите глупостей. «Что-то» делать вовсе не обязательно. Единственный для внешнего мира реальный способ избавится от Лукашенко — это начать войну с ним или с Россией. Но даже малохольный британский премьер-министр Борис Джонсон не настолько глуп, чтобы решиться на это самоубийство.

При этом самой печальной жертвой «санкционного мачизма» является так называемая мягкая сила — поскольку ей явно не хватает сенсационной, громкой, эффектной и привлекательной для СМИ риторики, связанной с нанесением ударов и наказаниями. Для западных режимов было бы гораздо эффективнее вложить гигантские суммы, которые тратятся на поддержание санкций, в расширение территории вещания прозападных СМИ и поддержку пятой колоны внутренних предателей другими средствами и способами. Например, озаботится образованием детей представителей правящего класса этих «враждебных» режимов в США и Европе. Привить им ценности предательства интересов своих государств ради хороших отношений с западными демократиями. Для более широкой вербовки агентуры можно привлечь в свои страны коммерсантов для совместного бизнеса. Должны помочь проведение конференций с участием их учёных и общих спортивных мероприятий. Конечно, все эти меры рассчитаны на перспективу и будут давать результаты лишь в отдалённом будущем. Тем более, что такой подход уже однажды сработал, когда прозападная агентура обрушила советский блок и развалила СССР.

Но, к сожалению для западных империалистов, их жертвы слишком быстро учатся, а кушать хочется сейчас…

Теги

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code

Кнопка «Наверх»
Закрыть
Закрыть